Горе побеждённым-Vae victis

Эту историю мне рассказал полковник Советской Армии в отставке, обладатель чёрного пояса по ай-кидо, прошедший, как и многие наши соотечественники горячие точки во времена краха Советского Союза. Поскольку по национальности он был немцем, после развала СССР он эмигрировал в Германию, где, как и многие соотечественники, не смог быстро в ыучить иностранный язык и подрабатывал везде, где это возможно.


Одним из видов такой подработки была работа в фирме безопасности, где набирали сотрудников без знания немецкого, что считалось даже достоинством.

Принцип был тот же, что и при охране мест заключения в России, когда в конвой старались ставить солдат, которые даже не понимали по-русски. Работа в фирме безопасности заключалась в том, чтобы охранять всевозможные объекты типа заводов от бастующих работников, которые, протестуя против увольнений и тому подобного, старались в знак протеста повредить оборудование.

Работа была не постоянная, так как события и беспорядки возникали стихийно, но платили хорошо и это давало возможность существовать. Собирались все по звонку, который исходил из центрального оффиса.
Естественно, вся без исключения бригада состояла из русскоязычных, хотя и была довольно интернациональна.

В ней было человек десть русских немцев, столько же русских и украинцев, один молдаванин, трое кавказцев, татарин и два еврея. Все прошли службу если не в “горячих” точках, то отслужили, как минимум, в десанте и спецподразделениях, некоторые служили в французском иностранном легионе.

Как рассказывал полковник, в то время, когда вся команда собиралась вместе, они испытывали чувство какой-то небъяснимой сплочённости, которую испытывают люди, долгое время находящиеся вдали от родной страны, уставшие говорить на чужом языке.
Встречаясь не более двух раз в месяц и проводя плечо к плечу не более четырёх пяти дней, они наслаждались тем, что понимают друг друга с полувзгляда.

Естественно, что во время стычек с демонстрантами они чувствовали себя как завоеватели, да ещё и плохо скрываемое в обычной жизни негативное отношение к коренным жителям, присущее всей без исключения группе выливалось в открытую вражду во время рукопашной, в которую переходила каждая демонстрация.

То есть вся группа, несмотря на пёстрый национальный состав, чувствовала себя русской. Доходило то того, что немецкое руководство просило группу громко перекрикиваться между собой по-русски, что приводило демонстрантов в состояние шока. Наверное, они себя чувствовали как в сорок пятом, но до конца полковник так и не смог понять, почему был такой мощный шокирующий эффект.
В общем, руководство фирмы было очень довольно работой группы, её жестким настроем и, можно сказать, волчьим оскалом.

В очередной раз, когда возникли проблемы с маленьким заводиком в сельской местности, хозяин которого как все знали собирался его ликвидировать, так как ему он перестал приносить прибыли, заказал охрану, чтобы протестующие рабочие не захватили завод в свои руки. Руководство охранной фирмы настолько было уверенно в русской команде, что специально сообщила стачечному комитету о том, что против них будет выставлена особо «жестокая русская» команда, таким образом, давая понять, что шансы на успех у рабочих равны нулю.

Далее, как рас сказывал полковник, их доставили, по его словам, куда то к “чёрту на кулички”, как он сказал, даже не представлял, что в Европе есть такие бедные места. Построились перед воротами из железной уродливой решетки, заблокировав вход на заводик. К известному всем часу начали собираться рабочие, все как один предпенсионного возраста, чистенькие и аккуратные на вид, изработавшиеся за многие годы люди.

Пришли, как часто бывало и на предыдущих демонстрациях, с красным флагом, что не произвело на команду никакого впечатления. Все уже пережили потерю комуннистической идеи, а также потерю государства и флага. К удивлению команды жиденькая кучка рабочих не увеличива лась и вела себя тихо, люди просто стояли и один из них держал флаг в руках. По словам полковника, все наши были как всегда на взводе и ждали провокаций.

По их опыту, сейчас должна подойти подвыпившая толпа молодёжи начать драку, предварительно забросав охрану пивными бутылками, камнями и всем, что попадётся под руку.

Но ничего этого не было – демонстранты стояли молча и даже не пытались вступить в словесный контакт, зная, что их скорее всего даже не поймут. Подошли ещё несколько человек принесли большой музыкальный центр, начали возиться с установкой, установили и тоже встали рядом с рабочими. Заиграла музыка и одновременно рабочие запели интернационал.
Полковник сразу не понял, что про изошло, но потом осознал, что встал… по стойке “смирно”. Когда до него дошло, что происходит, он в первую очередь как военный чело век заволновался – как отреагирует его команда и начал всматриваться в лица товарищей.

Смотрит – вроде ничего, все готовы к бою, захлопали полупрозрачными щитками на шлемах, как при начале отражения штурма. Успокоился, стоит дальше, смотрит на толпёнку, и до него доходит что из магнитофона звучит песня на русском языке, а рабочиепоют по-немецки…
…Полковник рассказывает, а у самого дрожит голос.

Смотрит он на этих людей и так они похожи на тех, кто остался на родине: обманутые, выжатые работой старики, без пенсий, без надежды, с опущенными руками, и я против них в чёрной лоснящейся форме, каске, и с дубинкой. “Чувствую, слёзы на глазах – ну нельзя же плакать перед противником, автоматически опустил забрало шлема.

Оглянулся на товарищей, чтобы убедиться, не видал ли кто моей минутной слабости. Вижу – все стоят так же, как и я с закрытыми шлемами, хотя никакаих действий старики не производят.

Тут-то до полковника и дошло, что все спрятали лица по той же причине, что и он.

Но видно организаторы митинга были подготовлены лучше чем мы, и без паузы мощный магнитофон заревел гимном Советского Союза”.
Полковник помолчал чтобы взять себя в руки, и продолжил рассказ.

“Не представляешь, что сделали старики – они встали “смирно” и отдали честь на знамя.

Я стоял, боясь пошевелится, думал, что разрыдаюсь вслух, но слёзы рекой лились из под шлема прямо по куртке, я не мог даже оглянуться на товарищей, все силы были направлены на то чтобы, не опозориться. Когда гимн окончился наступила тишина, все стоят и только слышны всхлипывания.

Через минуту пожилой рабочий направился прямо на самый охраняемый участок, центр ворот стянутый цепью и запертый на висячий замок, молча открыл его, и в полной тишине старики стали входить через небольшую щель приоткрытых ворот.

Так как мы не сдвинулись с места, каждый из них, проходя мимо, молча, по-отечески похлопывал нас по плечу.
Мы стояли ещё некоторое время, не глядя друг другу в глаза, потом не сговариваясь сели в автобус и до самого прибытия не снимали шлемы с опущенными забралами.

Вот так вот, не пошевелив пальцем пожилые люди одержали победу над превосходящим по силе

Вам понравилась эта публикация?

Намите на крайнюю справа звездочку, если вам понравилась эта публикация

Средний бал 5 / 5. Количество лайков: 23

No votes so far! Be the first to rate this post.

Очень жаль, что вам не понравилось!

Обратная связь

Почему не понравилось?

Игорь Старин
Author: starin
Блогер, автор, общественный деятель. Предвижу шквал критики по поводу моих публикаций. Предлагаю всем, кто хочет высказаться в мой адрес, оставлять комментарии и писать мне на электронную почту. А также, все, кто хочет написать о своём опыте жизни в дальнем и ближнем зарубежье, пожалуйста, зарегистрируйтесь и станьте активным участником блога. В противном случае присылайте свои письма на электронную почту, я постараюсь их опубликовать и использовать в следующей книге. Ваш, Игорь Старин.

1 thought on “Горе побеждённым-Vae victis

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *