Жизнь крепостного 21 века – часть 9

“Изумился Акик:
-Так она же тратит деньги на проезд? Тратит свое время? Кто же это все оплачивает?
Ну объяснили ему, что она велфер получает, да ещё кое-что ей родители из России присылают.
-Нет, я так не могу. Бесплатно тратить свое время, да ещё и бесплатно работать на кого-то? Нет!
Эта наша поездка с Акиком была последней. Через несколько дней он уехал обратно. Затем звонил нам из Пакистана, приглашал к себе. Сказал, что о работе можем не беспокоиться, мы белые люди и профессионалы. Преподаватель английского и инженер слишком ценные специалисты, чтобы работу искать. Никогда об этом и задумываться не придется.
А вообще его родственники весьма влиятельные люди, некоторые даже в правительстве. Всегда будут счастливы нам помочь в любых вопросах, если мы его друзья.
Сказать честно, мы серьезно задумались над этим предложением, ведь он сказал, что даже весь наш переезд сам оплатит.
Взвесили все за и против, но решили все же досидеть до паспорта. Ведь российского у нас нет, хоть какой-то же нужен?!
Ну а то, что в Канаде не останемся, это однозначно. Независимо, будет к тому времени работа или нет.
Остался последний участок. Это ещё минут 15 и на сегодня я отработал. Еще один рывок. Заодно увижу, может все же проснулась совесть у моих клиентов из 346-го дома?
К их крыльцу ведет дорожка длиной метров 7. По бокам высокие кусты, да ещё и деревья за ними. В общем глухая аллея.
Там даже днем сумерки, а ночью такая темень, хоть глаз выколи.
Это бы ничего, но вся эта дорожка – чистый лед, как стекло.
И затребовали они газету обязательно между дверей класть.
После того как я два дня подряд на этом стекле наворачивался, жена позвонила им и попросила включить лампочку на крыльце, чтобы я хоть видеть мог, куда ногу можно поставить, с фонариком ни черта не разберешь.
Ответили, что электричество денег стоит и никто им не имеет права указывать. У них есть права!
Теперь я стал бросать газету им на крыльцо, не заходя на этот каток, плевать на них и их требования. Мои кости и переломы они лечить не будут.
Это владелец рута застрахован официально, рабы ничем, их проблемы. Значит, надо иногда самому о себе думать.
Благо, за примерами далеко ходить не надо, наслышан не раз.
Вон, Ольга рассказала, что с её дальней родственницей случилось.
Нанялась так же за трояк в час в какое-то кафе посуду мыть. Ну, кухня есть кухня. Поскользнулась, упала и.… перелом позвоночника.
Скорую, конечно, вызвали, но хозяин сказал, что и знать её не знает и никогда в глаза не видел. Просто вошла с улицы и хлопнулась здесь.
Вот так и осталась на всю жизнь инвалидом, ни пособий, ни денег на лечение. И что с ней будет, один Бог знает.

Ну точно, как и ожидал. Свет не включен. К концу работы будет уже нормально, поеду по чистому. Вообще, конечно, падать неприятно. Ну ушибы ладно, дело привычное. Но одна мысль грызет, когда уже навернулся, лишь бы ничего не поломать. Тогда все!
Работе конец. А найти другую подработку….
Вон, осенью, когда мокрый гололед был. В один дом на крыльце газету между дверей забросил и рысью по ступенькам вниз.
Два шага по льду и.…! Лежу как сыр на блюде. Обрамлением мне служат рассыпанные газеты и отлетевшая в сторону кепка.
Упал очень неудачно, на спину, со всего размаха. В глазах целые созвездия.
Потом все же начинаю видеть небо. Собственно, что там видеть?! Одна чернота и дождь поливает. В спине адская боль, пошевелиться не могу, чуть повернул голову.
В окне этого дома отодвинулась занавеска и чья-то морда бледнеет. Бесплатное представление, иммигрант на проперти разлегся и кайф ловит.
А вот выйти помочь, никогда в голову не придет. Лежал так минут пять, не шевелясь, пока боль не начала утихать.
Потом все же смог двигаться. Опять повезло, ничего не сломал.
Медленно стал собирать свои богатства, одел кепку. Бледная рожа в окне так и застыла.
Сразу вспомнился родной наган, жалею, что его сейчас нет. Высадил бы все семь штук в это пятно.
Порядка пятнадцати газет превратились в мокрые тряпки. Конечно, раздавать их нельзя.
Пришлось, окончив раздачу оставшихся, ехать в офис и там выпрашивать, рассказав ситуацию. Дали с огромным скрипом. В итоге закончил раздачу в 7:15. Получил пару жалоб.
Но и на этом не кончилось. На следующую ночь ко времени работы подскочила температура. 39 с капелькой. Жена плачет и просит остаться, черт с ней с этой работой. НАДО!
Сожрал горсть таблеток, жена имеет и хорошие медицинские познания, медсестра запаса. Кое-как собрался и поехал.
Огромный плюс – ног не чувствовал, наверное, болеть перестали. Работал как во сне, но работу сделал. Таблетки тоже свое дело сделали. На следующую ночь температура была уже немного меньше.
Дня за четыре пришел в норму. Вроде обошлось, тьфу-тьфу-тьфу… А вот сыпаться по ступенькам все же больнее.
И опять проклятая спешка. Нет бы заказали просто на террасу. Метнул снизу и всех делов. Нет, опять же между дверей, чтобы даже шага не делать. На кромке верхней ступеньки поскользнулся и вниз, пересчитывая ступеньки всеми конечностями и выступающими частями. До чего же их много, частей этих! Сыпался недолго, метров семь. Разлеживаться некогда, быстрый техосмотр. Ничего не сломал, значит пора бежать дальше.
Вот и родная дверь. Теперь постараться не щелкнуть замком, пусть жена ещё подремлет, только семь часов. Кот бросается на руки и яростно лижет мои усы и бороду, соскучился, громко мурчит.
Все! Я дома. Еще один рабочий день канадского “пейпербоя” закончен.
(Март 2001)”

Странно, что такой, с первого взгляда, скромный рассказ встретил мощное сопротивление не только в рядах людей, которые заинтересованы в приезде наших соотечественников в Кададу, так как получают деньги с приезжих за оформление документов, но и простых русскоязычных обывателей.
Лично я не вижу в этой статье ничего плохого, для Кадады будет даже лучше, если сюда будет приезжать меньше романтиков, которые потом будут критиковать Кададу.
Это большая ошибка, когда государство подчищает свой имидж, а потом люди, сталкиваясь с реальной картиной, испытывают чувство разочарования, как это произошло с Юрием Кондратьевым. Это и приводит потом к всплеску неудовлетворённости и к ещё большей критике.
Сам я не могу сказать, что согласен по всем пунктам с тем, что сказано в его книге, но могу предположить, что автор писал только то, что видел.
А видел он только определённый слой общества, причём самый низкий, да и смотрел с самого низа. Нельзя отрицать, что есть ещё довольно мощный сегмент тех, кого жизнь в Канаде, да и вообще на Западе вполне устраивает. Да и как же иначе, если бы большинство из тех, кто приехал сюда, были бы кардинально не довольны своим положением, то все бы просто вернулись домой.
Вопрос в том, чем именно недовольны те, кто разочарован в западной жизни, и те, кто, в общем, доволен, но какие-то моменты им всё же не нравятся, а иногда не нравятся до такой степени, что они готовы покинуть чужую страну и вернуться домой.

Вспомним нашу жизнь при СССР, сейчас мы видим её как рай, и все понимают, что это защитное свойство человеческой психики. Оно заключается в том, чтобы стереть все отрицательные воспоминания и оставить только положительные, но если быть с собою честными, то можно вспомнить, что мы были многим недовольны.
Пусть каждый сам вспомнит, чем был недоволен лично он, но, если хорошо подумать, большинство моментов, которыми мы были не довольны, легко было устранить, и таким образом снять напряжение в обществе.

Точно так же и на Западе, временами люди здесь имеют нормальную жизнь, я имею в виду в финансовую часть жизни, часто довольны образом жизни, своим положением в обществе, довольны тем, что их положение в жизни улучшилось по сравнению с тем, что они имели у себя дома.
Очень часто люди полностью разделяют западную идеологию, и являются её верными последователями. А бывает, решаясь на переезд в другую страну, меняют шило на мыло, и сильно ухудшают свои жизненные стандарты, причём происходит это только по причине незнания реалий жизни в новой стране.

Лично я даю высокую оценку рассказу Юрия Кондратьева о его жизни в Канаде за то, что, находясь в трудных условиях, человек приложил усилия, и описал свои ощущения в самый трудный момент своей жизни. Самое главное, подобная информация сможет остудить не одну горячую голову, которая готова бросить всё и поехать искать счастья за тридевять земель.

Я предлагаю простить автору некоторую предвзятость в отношении Канады, так как он находился внутри ситуации, его возраст и состояние здоровья, не давали ему спокойно перенести те проблемы, которые выпадают на долю почти всех иммигрантов, в почти всех странах.

Почему я так заостряю внимание на его книге? Во-первых, это единственная критическая книга о Канаде, написанная на русском языке. Во-вторых, она хоть и написана политически не корректно, но зато искренне. В-третьих, она очень субъективная, что тоже не плохо в данном случае. И самое главное, она выражает точку зрения среднестатистического, простого постсоветского человека, со всеми его плюсами и минусами.

От себя хочу добавить два куплета из песни Владимира Высоцкого:

Плевать, партнер по покеру дал дуба.
Плевать, что снится ночью домовой.
Плевать, соседи выбили два зуба.
Скажи еще спасибо, что живой.

Да, правда, тот, кто хочет, тот и может.
Да, правда, сам виновен. Бог со мной.
Да, правда, но одно меня тревожит:
Кому сказать спасибо, что живой?

Я не знаю, как в прочем и сам Высоцкий, кому сказать спасибо, но точно знаю, что Юрий Кондратьев ещё не бывал в других странах, поэтому он не знает, что везде, куда бы он не поехал, окружающие люди захотят воспользоваться положением приезжего человека, который плохо ориентируется в окружающей реальности.
Давайте посмотрим на себя самих, я вот знаю историю одного кандидата наук, родом из Киргизии, работает дворником в Москве, и вы можете смотреть на него свысока, но причин для такого высокомерного поведения немного. Он оказался в такой ситуации только потому, что ему пришлось бежать от разрухи.
Поэтому хочу сказать несколько слов в защиту Канады: здесь сделано для иммигрантов так много на государственном уровне, что большинству стран до нее очень далеко. Грустно, что каждый отдельный кададец может нарушить права иммигранта, это действительно правда, и нарушения эти встречаются повсеместно, но государство борется с этим и борется небезрезультатно.
И ещё раз хочу сказать, что это не значит, что в Кададе рай для иммигрантов, просто я видел такие страны, где к ним относились с открытой враждебностью и это была практически государственная политика.

Но, как и говорилось, моя книга не для того, чтобы узнать о положительной стороне канадской жизни. Она для того, чтобы высветить те неприглядные моменты, которые существуют и в других странах, но почему-то именно в Кададе являются закрытыми для обсуждения.
Это положение вещей приводит к потешным казусам.
Например, я, посещая спортклуб, поневоле общался с одной канадкой. В отличие от меня, профессионала в спорте, местная публика, как, впрочем, и наша, пользуется фитнес-клубами больше для общения.
Для меня любые любители спорта являются в спортзале помехой, а я для посетителей – раздражающим фактором, так как вместо того, чтобы как все нормальные люди, проводить два или три часа за разговорами, сидя для вида на велотренажере, тупо делают свои рутинные упражнения.
Но вот где мои ходячие помехи в «своём праве», так это сауна, или джакузи, куда я попадаю после каждого занятия.
И вот, сидя в сауне возле бассейна (в которую может зайти погреться всякий, кто замёрз или соскучился по непринуждённой беседе), меня прищемила на предмет «поболтать с иммигрантом» пожилая леди лет под шестьдесят.
Мой английский и сейчас-то хромает на все четыре ноги, а тогда я вообще общался на языке островных жителей, которых описывает Джек Лондон. И звучал он примерно так же, как и у них. Например, когда они хотели описать пианино, то говорили: «Великан ящик, будешь бить по зубам, он орать». Но, как ни странно, многих канадцев вовсе не смущал уровень моего языка.
Всё дело в том, что девяносто процентов кададцев катастрофически одиноки, и, думаю, во многом это связано с делением общества Кадады на классы, то есть, если один человек считает себя выше предполагаемого собеседника, то он ни за что с ним общаться не будет. Поэтому канадцы пользуются любой возможностью пообщаться, и беседа с иммигрантами для многих является единственной отдушиной в общении.
Так как иммигрант часто не понимает, что беседует или с очень презираемым всеми человеком, или с человеком, который стоит высоко на социальной лестнице, то, даже не смотря на плохой английский, беседа с иммигрантом может быть очень привлекательной для канадца.
Вернёмся же к моей пожилой леди.
Она без особых церемоний, что является одним из преимуществ общения с иммигрантами, вступила со мной в разговор и после выполнения обязательной программы, как я её называю, в которую входит осмотр, опрос (сюда входит всё, что касается вас, вашей семьи, и напоминает это допрос в КГБ), рассказала, в числе прочего, что она впервые побывала с туристической поездкой в Европе.
Что касается темы нашей книги, она была поражена тем, как все без исключения европейцы приветствовали её после того, как узнавали, что она канадка. Она мне так и сказала: «Я так и не смогла понять, почему они ко мне так хорошо относились?»
Я как мог, объяснил ей, что, так как Кадада не граничит не с одной европейской страной, и не вела с ним войн, то нет и плохих воспоминаний, и тяжёлых историй, омрачающих отношения между европейскими нациями.
Но про себя я ехидно подумал, что, если бы все эти европейцы прожили в Канаде как иммигранты хотя бы лет по пять, и после этого встретили мою пожилую собеседницу, ее точно не ждал бы такой горячий приём.
В этом-то и заключается ещё один маленький секрет дальнего зарубежья, ведь именно издалека все проблемы выглядят как маленькие, но стоит маленькому камушку попасть вам в ботинок, и к вечеру нога будет стёрта в кровь.
Скажу вам, как я видел на самом деле «пожилую леди», а то за красивым английским фасадом, вы, наверняка, представили себе, как минимум Миссис Хадсон в исполнении Рины Зелёной.
Отнюдь, моя «пожилая леди» была несколько другого рода, выглядела она как человек, который всю жизнь проработал максимум разнорабочим. Она была сухощава, без малейшего признака женственности, приличные манеры полностью отсутствовали.
В процессе обязательного допроса, который она мне устроила, она несколько раз успела меня открыто оскорбить. Вот вам и «леди», и когда вам описывают всё казённым языком, то обывателю всё кажется таким воздушным и загадочным в этой далёкой загранице, а у себя, в немытом отечестве, как писал Максим Горький, «свинцовые мерзости дикой русской жизни». Но вы должны понять, что свинцовые мерзости – они и в Африке свинцовые, и в Кададе тоже.

Вам понравилась эта публикация?

Намите на крайнюю справа звездочку, если вам понравилась эта публикация

Средний бал 3.8 / 5. Количество лайков: 4

No votes so far! Be the first to rate this post.

Очень жаль, что вам не понравилось!

Обратная связь

Почему не понравилось?

Игорь Старин
Author: starin
Блогер, автор, общественный деятель. Предвижу шквал критики по поводу моих публикаций. Предлагаю всем, кто хочет высказаться в мой адрес, оставлять комментарии и писать мне на электронную почту. А также, все, кто хочет написать о своём опыте жизни в дальнем и ближнем зарубежье, пожалуйста, зарегистрируйтесь и станьте активным участником блога. В противном случае присылайте свои письма на электронную почту, я постараюсь их опубликовать и использовать в следующей книге. Ваш, Игорь Старин.

Leave a Reply

Your email address will not be published.